Поиск
Искать
Rambler's Top100
  • Эксперты
  • После СНГ
  • Модернизация
  • Общий рынок
  • Управляемая демократия
  • Цветные революции
  • Региональные конфликты
  • Геополитика
  • Национализм
  • Мировой порядок
  • Подписка
  • Отзывы
  • Курорт Европа


  • < Декабрь >
    П В С Ч П С В
    1 2 3 4 5 6 7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     
     
     
     





    Драка в окружении Путина
    2008: новая должность Путина
    Незаконные дети Путина
    Любовь втроем станет нормой
    Обнаженные Дементьева и Бордовских




    g808.ru

    dialogs.org.ua



    [an error occurred while processing this directive] [an error occurred while processing this directive]

    16:32 | Четверть ВВП Украины – дело рук гастарбайтеров
    О проекте * Журнал * Институт * Библиотека * Архив
       Общий рынок
    Март 12, 2007  
    Китай займет место советской империи
    Дмитрий Докучаев

    Динамично развивающийся Китай все сильнее теснит Россию, США и другие страны в постсоветской Центральной Азии.

    Чем больше времени проходит со дня развала советской империи, тем очевиднее новая тенденция: острая конкурентная борьба за политическое и экономическое влияние в Центральной Азии двух государств-гигантов — России и Китая. И у Москвы, и у Пекина свои, если угодно, исторические аргументы в этой битве за влияние. Одна сторона опирается на более чем вековой опыт пребывания в единой державе (Российской империи и СССР) со странами центрально-азиатского «подбрюшья». В свою очередь Поднебесная всегда имела статус «сверхдержавы» в Азии, и нынешняя экономическая мощь КНР дает ей право на то, чтобы диктовать соседям свои правила игры.

    Не секрет, что с начала 2000-х Центральная Азия стала объектом вожделения России, США и Китая. Китайские интересы подчас совпадали с российскими. Для обеих стран регион является приграничным, и от центрально-азиатской стабильности зависит и их безопасность. Этот фактор, как известно, сыграл решающую роль в образовании Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), куда, как известно, входят и Россия, и Китай, и бывшие советские республики Центральной Азии.

    Интерес Китая к Киргизии, Туркмении, Казахстану и другим экс-советским республикам абсолютно понятен и базируется на двух «китах». Поднебесная нуждается, с одной стороны, в источниках энергии, с другой — в рынках сбыта для своей продукции. Для решения обеих этих задач центрально-азиатские республики вполне подходят.

    Битва за ресурс

    Сегодня на долю Китая приходится 35% всей импортируемой в мире нефти. Факт парадоксальный, ибо энергоресурсы ещё недавно считались его козырем. По каменному углю Китай — первый в мире, также он богат запасами водной энергии. И нефтью не обделен: в 1980-х гг. «черное золото» было важной статей китайского экспорта, и сегодня по нефтедобыче Китай пятый в мире. Выкачивает ее больше, чем Венесуэла, ОАЭ, Ливия. Из 11 стран-экспортеров нефти, членов ОПЕК, лишь две впереди КНР — Саудовская Аравия да Иран. В 2005 г., к примеру, Китай добыл «черного золота» свыше 180 млн. тонн. Но потребил чуть ли не в два раза больше — 317 млн. тонн.

    Объясняется сей факт, как бурным экономическим развитием КНР, так и желанием развитых стран Запада переместить вредную для экологии перерабатывающую индустрию в регионы, где рабочая сила дешевле. «Мировой фабрике» не обойтись без сырья — особенно энергоносителей. Тем паче, что и в Поднебесную ворвался и ураган автомобилизации. Вплоть до 1993 г. Китаю хватало собственной нефти, теперь же там очевидный дефицит «черного золота». Подсчитано, что к 2020 г. потребление нефти в Поднебесной достигнет 450 млн. тонн, добыча же едва ли превысит 200 млн. тонн. Вот и обращает свой взгляд Китай на богатых энергоносителями соседей.

    В середине января 2007 г. в ходе совещания при участии лидеров 16 государств Азиатско-Тихоокеанского региона, происходившем на филиппинском острове Себу, была принята Декларация энергетической безопасности Восточной Азии. Идеология этого документа во многом определяется энергетической ситуацией в Китае и ряде других быстро растущих экономиках региона. Ведь в связи с повышением мировых цен на нефть Китай затратил в 2006 г. на закупку сырой нефти и нефтепродуктов на 15,26 млрд. долларов больше, чем в 2005 г. В настоящее время Поднебесная стала вторым в мире после США потребителем нефти. Уже сегодня свыше 40% спроса страны удовлетворяется за счёт импорта. А в ближайшие 15 лет на эти цели Китаю потребуются дополнительные ассигнования, составляющие поистине астрономическую цифру — около 2,4 трлн. долларов.

    Для руководства КНР энергетика — это проблема номер один. Поэтому Китай проявляет трепетное внимание к поставщикам нефти. Тон здесь задают две гигантские энергетические компании Китая — China National Petroleum Company (CNPC) и Sinopec. На азиатском пространстве китайские нефтяные компании проявляют особый интерес к поставкам нефти из Казахстана. За последние годы CNPC существенно увеличила свою долю в «Актобемунайгазе» и даже перекупила PetroKazakhstan.

    «Проект века» — так называют в Казахстане строительство магистрального трубопровода Атасу — Алашанькоу. Он соединил одно из крупнейших казахстанских нефтяных месторождений с восточными районами Поднебесной. Строительство было завершено в ноябре 2005 г., протяженность казахстанско-китайской "трубы" составила почти 1000 километров. Китай рассчитывают на проектную мощность перекачки 10 млн. тонн в год, с последующим увеличением поставок. Вскоре после запуска Атасу — Алашанькоу, официальный Пекин заговорил о возможном строительстве еще одного трубопровода, который должен связать месторождения нефти в западной части Казахстана с крупными промышленными центрами в Китае. Причину для повышенного интереса к казахстанской нефти официальные представители Пекина назвали четко — дело в том, что объемы поставляемой Атасу — Алашанькоу нефти «не соответствует энергетическим потребностям Китая». Теперь речь идет о строительстве дополнительного трубопровода в 2009-2010 гг.

    Не меньший интерес в Китае проявляют и к энергетическим ресурсам Туркменистана. В апреле 2006 г. ныне покойный президент Туркмении Сапармурат Ниязов и председатель КНР Ху Цзиньтао в Пекине подписали генеральное соглашение о реализации проекта газопровода Туркменистан — Китай. Стороны договорились о вводе этого газопровода в строй в 2009 г., а также о транспортировке туркменского газа в КНР в объеме 30 млрд. кубометров в год в течение 30 лет.

    Транспортная артерия

    Помимо нефтяной и газовой «трубы», логика экономического развития требует прокладывания современных транспортных артерий, способных связать страны и континенты. Опять таки, в силу географических причин, Китаю тут никак не обойтись без центрально-азиатских соседей. Не случайно, одним из основных вопросов, который будет обсуждаться на саммите ШОС летом в Бишкеке, станет строительство узбекско-киргизско-китайской железной дороги (УККЖД).

    По замыслам проектировщиков, магистраль Андижан — Торугарт — Кашгар должна стать кратчайшим путем, соединяющим богатый природными и людскими ресурсами азиатский континент с Западной Европой. Строительство магистрали стало реальностью после прокладки в Поднебесной новой железнодорожной линии Корла —Аксуу — Артуш — Кашгар, которая соединила порты восточного побережья Китая с его западными регионами. В планах значится, что магистраль Корла —Аксуу — Артуш — Кашгар пойдет в Центральную Азию, и после завершения прокладки киргизского участка свяжет Казахстан, Закавказье, Ближний Восток и Европу. Для Бишкека главное, что эта дорога обеспечит кратчайший выход к морским портам тихоокеанского побережья и Европы, сократив расстояние между КНР и странами СНГ примерно на 1400 км. По оценкам экспертов, дорожные работы могут занять около пяти лет, обеспечив занятость около 150 тыс. человек. В случае реализации этих планов в горах Тянь-Шаня придется проложить один из самых длинных в мире туннелей протяженностью не меньше восьми километров. По сути, проект рассматривается как возрождение Великого шелкового пути.

    Однако, то, что хорошо для Киргизии и Китая, не обязательно выгодно для России. Ведь по оценкам многих экспертов, новая дорога может составить конкуренцию Транссибу в силу меньшей протяженности. Любопытно и то, что в самой Киргизии некоторые аналитики склонны видеть в строительстве УККЖД некую угрозу национальным интересам. Логика здесь такая: если КНР завладеет данной магистралью, то в регион хлынет поток китайцев, которые сразу будут закрепляться на новом "плацдарме", в том числе и коррупционными методами, подкупая продажных представителей местной элиты. Китайцы за полтора десятка лет уже захватили киргизский рынок промышленных товаров, родили от браков с иностранцами детей, которые через 10-15 лет начнут при поддержке Пекина активно вмешиваться в политику. При этом китайцы — один из редких этносов в мире, не подверженных ассимиляции. Вот и опасаются многие в Киргизии того, что их страна де-факто лет через 35-50 может стать неофициальной провинцией КНР.

    Поднебесная наступает

    Сразу после распада СССР первые шаги китайцев в Центральной Азии были крайне осторожными и временами даже неловкими. Но к настоящему времени Китай в регионе освоился. Китайские компании стремятся взять под контроль казахские, туркменские и узбекские источники энергоресурсов, транспортные магистрали, во многих случаях успешно тесня конкурентов из США, Индии и России. Поток ширпотреба и дешевых товаров не прекращает заполонять рынки в том числе стран СНГ. Эксперты полагают, что экспансия китайских товаров произошла благодаря развалу СССР, бывшие республики которого даровали китайцам безбрежный рынок и богатейшие источники сырья — все то, без чего "китайского чуда" в его нынешнем виде быть не могло.

    Не секрет, что Пекин и Москва не один год ведут негласную борьбу за южные рубежи СНГ, и новости, поступающие в последнее время из республик Центральной Азии, красноречиво свидетельствуют об усиливающемся влиянии Китая на регион.

    Так, по итогам 2006 г. товарооборот Киргизии с Китаем возрос до 1 млрд. долл., тогда как с Россией упал до 700 млн. Интересно, что ряд киргизских вузов и школ уже вводят уроки китайского языка. На прошедших недавно президентских выборах в Туркмении аккредитацию получили зарубежные журналисты лишь из Ирана, Турции и Китая. В традиционном "рейтинге персон" Таджикистана "дипломатом года" был назван посол КНР в Душанбе. Как усиливающуюся ориентацию на Китай эксперты расценили тот факт, что в январе 2007 г. новым премьер-министром Казахстана стал выпускник двух китайских вузов, ранее работавший в КНР Карим Масимов.

    Ситуация в регионе в последнее время складывается явно не в пользу Москвы. А это значит, что Россия, руководство которой в последнее время, похоже, вновь начали обуревать имперские амбиции, теряет стратегически важный регион, всегда исторически находившийся в зоне ее интересов. От российского руководства требуется сегодня найти явно нетривиальные аргументы, чтобы перебить интерес китайцев к энергоресурсам Казахстана и Туркмении, а также обеспечить конкурентоспособность российских товаров в регионе по сравнению с дешевыми и доступными китайскими. Пока подобные аргументы со стороны России предъявлены не были.

    Автор — редактор отдела экономики газеты «Московские новости»

    Обсудить Версия для печати

    О проекте * Журнал * Институт * Библиотека * Архив
    Rambler's Top100

    ©2003-2006 Информационно-аналитический портал Prognosis.Ru
    Главный редактор Василий Жарков
    Дизайн Николай Макаров
    Техническая поддержка Юрий Баландин
    При перепечатке материалов ссылка на Prognosis.Ru обязательна
    E-mail: info@prognosis.ru