Поиск
Искать
Rambler's Top100
  • Эксперты
  • После СНГ
  • Модернизация
  • Общий рынок
  • Управляемая демократия
  • Цветные революции
  • Региональные конфликты
  • Геополитика
  • Национализм
  • Мировой порядок
  • Подписка
  • Отзывы
  • Курорт Европа


  • < Декабрь >
    П В С Ч П С В
    1 2 3 4 5 6 7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     
     
     
     





    Драка в окружении Путина
    2008: новая должность Путина
    Незаконные дети Путина
    Любовь втроем станет нормой
    Обнаженные Дементьева и Бордовских




    g808.ru

    dialogs.org.ua



    16:32 | Четверть ВВП Украины – дело рук гастарбайтеров
    О проекте * Журнал * Институт * Библиотека * Архив
    15.2.2006
    Автор: Евгений Крутиков
    Южная Осетия в ожидании геноцида

    Военная операция Грузии против Южной Осетии приведет к геноциду осетинского населения, что станет самоубийством не только режима Саакашвили, но и грузинской государственности как таковой.

    Как победить в визовой войне

    Первый по счету грузинский пост, если ехать в столицу Южной Осетии со стороны России представляет собой вагончик, в каких обычно в Москве живут грузинские же гастарбайтеры на великих стройках современности. Есть еще потертая бетонная плита с надписью «Сакартвелос самхедрули полициа» (военная полиция Грузии). Метров в двадцати стоит российский БТР, которому обычно нет никакого дела до происходящего вокруг. Его экипаж дремлет на броне. Сотрудники же грузинской полиции всегда на страже.

    «Откройте багажник! - скомандовал мне полицейский с капитанскими погонами. - Покажите документы!». Я показал. Оба паспорта показал: внутрироссийский и заграничный. «Пройдемте со мной!», - сказал капитан. Мы прошли в вагончик, в котором был стол, три стула и шестеро полицейских. Все они – полицейские, а не стулья – загалдели разом, рассматривая документы, как будто впервые в жизни увидели российские паспорта. Смысл галдежа состоял в том, что они не понимали, что со мной делать. И они не знали, что я понимаю по-грузински, поэтому галдели громко и не стесняясь.

    - У вас грузинская виза есть?» - наконец спросил меня по-русски капитан.

    - Нет, - честно сознался я, - Но она мне не нужна. Я не в Грузию еду.

    - А куда? - оторопел капитан.

    - В Цхинвали. Это безвизовая зона.

    Галдеж поднялся снова. Через несколько минут один из полицейских вдруг воскликнул по-русски: «Вот же у него грузинская виза!». Он тыкал пальцем в ту страницу моего заграничного паспорта, где стояла отметка о прибытии год назад в Югославию, с которой, между прочим, у России безвизовый режим. Отметка была на сербском языке латинским шрифтом с четко видной датой общепонятными цифрами. Все разом смолкли. Через минуту тягостного молчания капитан авторитетно заявил: «Нет, это не наша виза. Но, вообще, ар вици (не знаю)». И удрученно добавил: «Не могу я вас пропустить».

    Прямой путь от этого замечательного места в Цхинвал – тридцать километров через четыре грузинских села (Ачабети, Курта, Кехви и Тамарашени), которые отсекают столицу Южной Осетии от России. Эта зона называется «Лиахвским коридором» по названию реки, вдоль которой расположены названные села, и в военном отношении представляет главную стратегическую ценность для Грузии. В периоды обострений туда закачиваются войска, которые закрывают снабжение Цхинвала и оказывают давление в том числе и в северном направлении, на Рокский тоннель. За последние три года грузинские вооруженные силы обустроили рокадную дорогу из Горийского района Грузии через село Ередви в «Лиахвский коридор» в обход Цхинвала и держатся за нее, как за последний рог с вином. В самом ближнем к Цхинвалу селе – Тамарашени в двух бывших зданиях сельских школ оборудованы штабы, прорыты траншеи, соединенные с подвалами строений и обустроены ДОТы. Во дворах школ стоят батальонные минометы, пристреленные с помощью дальномеров на километровый квадрат вокруг цхинвальской городской больницы на северной окраине города. За пару часов «Лиахвский коридор» превращается в крепость, оборудованную все системами долговременной обороны и снабжения.

    Объехать эту зону можно по старой осетинской объездной дороге через село Зар далеко к западу от реки Большая Лиахва. Именно на этой трассе 20 мая 1992 года была расстреляна колонна беженцев. Это преступление, в конце концов, и привело к Дагомысскому миру, по которому в Южную Осетию были введены миротворческие силы – слишком уж велика была гуманитарная трагедия и вызванное ею возмущение общественности, до этого наблюдавшего за войной глазами средневекового венецианского мореплавателя. «Зарская дорога» теперь – основной путь передвижения из России в Цхинвал, маршрут снабжения, тщательно охраняемый осетинскими войсками. Там стоит батальон, составленный из ветеранов войны 1989-1992 годов, - слишком уж велика ценность этой трассы. Путь по ней занимает в среднем три часа и довольно опасен из-за рельефа местности и качества дороги.

    «Хорошо. – Ответил я. – Не можете пропустить, значит, я возвращаюсь назад». Я взял паспорта, вышел из вагончика и сел в машину. Мы медленно сдали назад и стали разворачиваться. Весь личный состав грузинского поста выбежал на дрогу: они прекрасно понимали, что я демонстративно уезжаю не обратно в Россию, а на «Зарскую дорогу» в Цхинвал. «Стойте!», - грузинский капитан в прямом смысле слова бежал за нашим «жигуленком», придерживая болтавшийся на боку румынский автомат. Национальное происхождение этого вида автоматического оружия определяется на глаз – в Румынии модификация «Калашникова» зачем-то снабжается еще одной деревянной ручкой на цевье. Большая партия таких автоматов была закуплена Грузией в Бухаресте в 1993 году в разгар войны в Абхазии и доставлена в Поти на болгарских транспортах. Мы притормозили, и капитан плюхнулся на заднее сиденье. «Знаете что, - сказал он, отдышавшись,- Я могу вас пропустить, оштрафовав на месте». Я повернулся и посмотрел ему в лицо. Капитан неправильно истолковал мои намерения и быстро добавил: «Вы можете записать мою фамилию». «На фиг мне не нужна твоя фамилия», - сказал я и вытащил из кармана смятую купюру в пятьсот рублей. – «Держи».

    Дорога в Курту

    «Зря ты так», - покачал головой шофер, когда мы уже неслись в сторону Цхинвала: этот участок дороги принято проноситься на огромной скорости, чтобы еще кто-нибудь не остановил. «Это почему?» - не понял я. «Да ему бы и ста рублей хватило. Не надо баловать». Купюр меньшего достоинства у меня просто не было. Капитану грузинской военной полиции в тот день привалило счастье.

    На этом посту нет даже компьютера. Если бы он был, то я бы уже сидел в тюрьме в Тбилиси. Или - и это скорее всего - заплатил бы не пятьсот, а тысячу. С 1992 года мне запрещен въезд в Грузию, я считаюсь там военным преступником, и, говорят, есть даже какое-то уголовное дело за шпионаж против Грузинской республики. Впрочем, все это не мешало мне неделями нежиться на пляжах в Аджарии в кампании тбилисской элиты и их толстых детей, не знающих ни слова по-русски. Этот язык им уже просто не нужен. Но даже такой человек, как я, легко может проехать любой пост грузинской военной полиции всего лишь за одну купюру в российской валюте. И неважно, какого она достоинства.

    Такое «проставление виз» было до недавнего времени основным бизнесом сотрудников военной полиции в «Лиахвском коридоре». С точки зрения нормальных людей, бизнес этот - «крысятнический», поскольку основной контингент «добычи» - это таксисты из Северной Осетии, с которых действительно больше ста рублей не возьмешь. Политические проблемы возникает только тогда, когда в лапы военной полиции попадется крупная дичь. Российские военные – два полковника и майор – были оставлены в селе Курта, то есть даже не на официальном посту, а просто посреди дороги.

    В Курту заранее были согнаны журналисты всех грузинских телеканалов и порядка двухсот сотрудников военной полиции Горийского корпуса грузинской армии. Предполагалось, что командование миротворческих сил снова, как неделю назад в Тквиави, пригонит бронетехнику освобождать офицеров. Надо отдать должное Кулахметову: он быстро просчитал ситуацию, и не дал Грузии снова устроить шоу с бряцанием оружием в прямом эфире.

    Это мероприятие для внутреннего пользования. Грузинские вооруженные силы не в состоянии провести успешную операцию в Южной Осетии. Это знают все, включая американских и английских инструкторов. Именно западным инструкторам и принадлежит идея о принципиально ином характере операции, по сравнению с войной пятнадцатилетней давности. В зоне, не подлежащей контролю миротворческих сил, сконцентрировано серьезное количество тяжелой артиллерии. В частности, в селении Дирби Горийского района Грузии – это на юго-запад от Цхинвала – расположен полк САУ (самоходных артиллерийских установок) с дальностью выстрела до 50 километров. По предварительным данным – 24 единицы. В поддержку им в том же селе расположено 1-ое боевое командование горийской танковой бригады.

    Накануне удара

    На данный момент грузинские вооруженные силы организованы по старому американскому образцу: в составе бригады, по численности равной западной дивизии, находится три равноценных так называемых «командования». В составе командования – штаб, танковый батальон и приданные части (инженерные, снабжения, медицинская система и военная полиция). Общая численность бригады: 120 офицеров, сержантов и рядовых – 2067, танков – 231, бронемашин – 258. Это штатная численность, которая не соблюдается по объективным обстоятельствам: общее количество бронетехники, имеющееся в распоряжении Грузии, не дотягивает до нужд боевого расписания. В горийской танковой бригаде, например, сконцентрированы в основном подремонтрированные танки из состава бывшего советского Учебного танкового центра в Гори. Но и находящихся в Дирби пятидесяти танков вполне достаточно для оказания психологического давления. В частности, «дирбинское командование», находясь за пределом действия миротворческих сил, в период обстрелов осетинских позиций имитирует лобовое наступление: танки заводят двигатели и выдвигаются на сто-двести метров в сторону районного центра Знаур, вынуждая осетинские части отвлекаться на это направление.

    В районе треугольника сел Тквиави-Шиндиси-Мегврекиси в Горийском районе Грузии южнее Цхинвала расположены позиции старых советских гаубиц, известных под поэтическими названиями «Мста», «Акация» и «Гиацинт», калибром заметно более ста миллиметров. Туда в поддержку переведены пехотные части все той же горийской бригады. По законам в этой зоне не должно находится не только тяжелое вооружение, но и вообще какие-либо части грузинской армии, но они тем не менее там находятся уже три года. На южной окраине Цхинвала расположены фруктовые сады, а за ними – грузинские села Верхнее и Нижнее Никози, в которых на основе ротации располагается бригада спецназа, подготовленная американскими инструкторами. Общие штабы этой группировки находятся в селении Мегврекиси.

    В задачу всем этим артиллерийским системам поставлен дистанционный обстрел осетинских позиций, находящихся на значительном удалении. В первую очередь, речь идет о систематических (до недели) обстрелах тяжелыми системами позиций в районе сел Тлиакана и Зонкар, прикрывающих город Джава с востока (мирного населения в этих селах практически нет – оно было вырезано в прошлую войну, и там остались лишь единицы самых стойких из стариков). Если, по американскому плану, таким образом удастся сбить осетинские части с позиций в этих селах, то грузинские части смогут приступить к захвату Джавы, а далее – к выходу на южный портал Рокского тоннеля, что окончательно и навсегда отрежет Цхинвал от России. Расчеты артиллерии снабжены американским компьютерным оборудованием, позволяющим вести скоординированный огонь различных систем с точностью до секунды. На артиллерийском жаргоне такие системы называются «серенадой».

    Проблему для грузинских вооруженных сил составляет снабжение «Лиахвского коридора», поскольку рокадная дорога проходит в непосредственной близости от осетинских сел Дменис и Сарабук. Все пространство этой дороги пристреляно осетинской артиллерией, и при начале большой войны она будет блокирована. Более того: рокадная дорога начинается в крупном грузинском селе Ередви, находящемся в зоне ответственности миротворческих сил. В прошлую войну село Ередви играло одну из самых крупных ролей. К сожалению, почти все мужское население этого села причастно к кровавым расправам над мирным населением, в том числе и к знаменитой «Ередвинской трагедии», когда двенадцать человек после зверских пыток были закопаны в землю живыми. Ередви находится в зоне прямой досягаемости осетинской артиллерии, и нет никакого сомнения в том, что оно будет уничтожено в первую же ночь боев. С другой стороны, грузинские силы прилагают максимум усилий, чтобы выдавить осетин с позиций в Дменисе и Сарабуке. Большая часть строений в этих селах уничтожена артиллерийским огнем летом 2004 года, но они хорошо укреплены фортификационно, и взять эти ключевые села для грузинских частей весьма проблематично. Кроме того, в этом районе осетинские части несколько раз проводили крупные диверсионные операции, включая знаменитый захват в плен в 2004 году целой роты грузинских спецназовцев. Их привезли в Цхинвал и заставили встать на колени перед жителями города.

    Сейчас именно в село Ередви введена российская бронетехника. Это произошло впервые за все время пребывания миротворческих сел в регионе. «Особость» Ередви, если так можно выразиться, заключается еще и в том, что это единственное крупное грузинское село в регионе, напичканное оружием, которое напрямую снабжается Грузией. На данный момент именно Ередви стало «точкой опоры» для грузинской армии и туда постепенно закачивают пехотные части горийской бригады. Ередви - для региона достаточно крупное село, там проживает до трех тысяч человек, и никакие миротворческие силы не смогут отследить передвижение частей в этой зоне.

    Слабая сторона Южной Осетии – ограниченность живой силы. При прочих равных, ситуация в регионе давно уже была бы решена одной наступательной операцией осетинских сил, но возможные потери и растянутость фронта и коммуникаций тыла не позволяют Южной Осетии, например, взять Гори военным путем и, перерезав долину реки Кура, поставить Грузию перед фактом тотального военного поражения. Но это вполне реально при участии в военных действиях даже малой части абхазской армии, добровольцев из Северной Осетии и, особенно, казаков.

    Тактика «ковровых бомбардировок»

    Позиция вооруженных сил Грузии предельно ясна: никаких лобовых столкновений, никаких ближних боев, только артобстрелы с большой дистанции. За все время войны только однажды таким образом удалось заставить осетинские части оставить позиции (в районе Тлиаканы в 2004 году), но уже через пару часов эти позиции были отбиты обратно с большими потерями для грузинской стороны. К слову, за те пять-шесть часов, что грузинские войска удерживали осетинские позиции у Тлиаканы, министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили (уроженец Южной Осетии) успел провести там под телекамеры почетный развод войск и раздачу наград, в том числе и орденов «Вахтанга Горгосали», главной воинской награды Грузии. Все это время он и орденоносцы находились под прицелом осетинской артиллерии, но приказа на уничтожение отдано не было по гуманитарным соображениям.

    Миротворческие силы перекрыли в последние дни практически все дорожные системы региона, в первую очередь грузинскую рокадную дорогу в районе Ередви и подступы к Цхинвалу у горных массивов Згудер и Прис. Обладание этими двумя высотами позволило грузинским войскам в 1992 году беззастенчиво расстреливать Цхинвал. В апреле, мае и июне 1992 года на город ежедневно падало до 400 мин калибром более 100 миллиметров, не говоря уже о танковых и артиллерийских выстрелах. До сих пор в районе Приса лежат не убранными сотни стрелянных гильз от танковых выстрелов. Население переселилось в подвалы, но, тем не менее, погибло около тысячи человек мирного населения. Вопрос об обладании высотами над городом – один из ключевых. Сейчас они контролируются осетинскими частями, и можно предположить, что бои именно в этом районе, к тому же позволяющем прорваться в центр города через два моста через реку Большая Лиахва у селения Мамисантубан, будут наиболее ожесточенными.

    Американское командование настойчиво предлагает грузинским вооруженным силам отказаться от контактного боя, в котором грузинские части очевидно проигрывают осетинским войскам. Срабатывает не только степень обученности и опыта, но и психологическая составляющая: осетинам некуда отступать, в окопах сидят даже 16-тилетние мальчишки. Взрыв патриотизма достиг сейчас небывалых высот: если парнишка не ходит после школы на позиции, с ним не будут разговаривать девушки. Эти молодые люди не воевали в прошлую войну, им тогда было, мягко говоря, слишком мало лет, но они выросли уже в полностью независимой от Грузии Южной Осетии, они не говорят по-грузински, не знают грузин, как соседей, а знают их только, как персонажей в перекрестии прицела в окопе напротив. Воевать с этим практически невозможно. Это тотальная война.

    Геноцид как форма самоубийства

    Если быть до конца объективным, то грузинской артиллерии, по самым оптимистичным подсчетам, достаточно пяти дней, чтобы превратить Цхинвал в груду дымящихся развалин, а затем войти в пылающий город. Такой расчет был изначально сделан исходя от формальной численности артиллерийских стволов на Келасурском фронте в Абхазии в 1993 году. Для сведения: на фронте вокруг Сараево в 1994 году количество стволов артиллерии превышало аналогичный показатель во время Сталинградской битвы в четыре раза. Это чисто математический подсчет: число стволов больше ста миллиметров калибром на километр фронта. Эта формальная цифра не учитывает разницы между пушкой образца 1943 года и системой залпового огня «Ураган», которые у сербов назывались «Юго».

    Сейчас количество стволов у Цхинвала заметно превышает возможности 1-го пехотного корпуса грузинской армии в Сухуме. Теоретические потери мирного населения при таком раскладе превышают тридцать тысяч человек. Начинается бесконечная партизанская война, включающая в себя не только операции на собственно территории Южной Осетии, но и подрывы линий ЛЭП в Имеретии и газа в Северной Осетии. Не только Северная Осетия, но и многие другие республики российского Северного Кавказа не останутся безразличны к геноциду. Абхазская армия на данный момент превосходит грузинскую по всем составляющим в несколько раз. Занять Мегрелию и дойти до Кутаиси и реки Цхенисцкали с последующим захватом Гурии и Аджарии для абхазов – плевое дело. Десант в порту Батуми – вопрос двух-трех дней. И можно не сомневаться, что российские части ВВС и ПВО в Армении, руководимые кабардинским генералом Абтечем Бижевым, остановят турецкие бомбардировщики, если таковые придут на помощь, как предполагает американский план. Хотя лично я не верю, что Турция вступится за Грузию.

    Тупик. Военная операция в Южной Осетии для Грузии – самоубийство. По пока непроверенным данным, внутренняя обстановка среди руководства Грузии близка к трагедии. По данным грузинской прессы (из-за незнания языка ее мало кто в России читает) министр внутренних дел республики Мерабишвили был избит своими соратниками по правящей партии. По другим данным, он пострадал от физического насилия со стороны непосредственно своего друга и президента страны Михаила Саакашвили. Давление посольства США на Саакашвили привело к тому, что президент оказался в, мягко говоря, сложной ситуации: история с российским «Уралом», нахождение какой-то там ракеты, якобы, нацеленной на воздушный коридор самолета президента (как будто в гористой Грузии есть еще другие воздушные коридоры, кроме долины реки Кура), резкий окрик из Вашингтона за иранский газ. В такой обстановке к Саакашкили приходит министр внутренних дел и с гордостью докладывает, что «мы тебе еще русских военных подогнали в селе Курта».

    Где проходит граница России?

    Мерабишвили по человечески жалко. Как и «главного переговорщика», одного из самых умных и нормальных людей в современном руководстве Грузии, Георгия Хаиндраву, которому в силу особенностей его организма, страдающего от пристрастия к одному известному стимулятору, тяжело маневрировать между людьми, неадекватно реагирующими на политические вызовы. Понятно, что тбилисское руководство сейчас сделает все, чтобы спустить дело на тормозах. Поздно. Речь уже не идет об «осетино-грузинском конфликте». Эта формулировка ушла из словаря российских властей. Есть новые формулировки: «российско-грузинский конфликт» и «конфликт на границе России и Грузии», и уже сложно понять, где эта граница проходит: по водоразделу Большого Кавказского хребта, как в советское время, или по южной окраине Цхинвала в Южной Осетии и реке Ингури в Абхазии, как де факто сейчас.

    А это уже совсем другая политическая ситуация. Хотите воевать с Россией? Это вам будет. Только в Джаве находятся в законсервированном состоянии 72 русских танка. Хотите получить авиацию против САУ и танкового командования в Дирби? Подлетное время с аэродрома в Краснодаре – семь минут. А есть еще авиабаза в североосетинском Моздоке, где только взлети – и крылатая ракета полетела. На полигоне в селе Тарское Пригородного района той же самой Северной Осетии – системы «Искандер-У». Осетинские САУ, стоящие в расчехленном состоянии в районе старого профтехучилища у села Тбет, пристреляны на Ередви и позициям грузинских войск восточнее Тлиаканы. Абхазские ПВО сожгли за три дня в 1993 году шесть грузинских бомбардировщиков. А могли бы больше, если бы было кого сбивать. Этого хотите?

    Да, можно поливать грязью страну, которая тебя кормит, поит, обогревает и спасает миротворческими войсками от национальной трагедии. И после остановки финансовых потоков из России можно еще раз сказать, что эти «русэби» (русские) в очередной раз обидели свободолюбивый грузинский народ. В Интернете найдется сотни грузинских персонажей, живущих в Канаде, которые вспомнят мне все грехи прошлого и повторят идею о том, что русские мешают им счастливо зажить. Живите, кто мешает? Только забудьте о собственной национальной исключительности и о контроле над народами, которые не имеют к вам никакого отношения.

    Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции.

     обсудить обсудить [an error occurred while processing this directive]  версия для печати версия для печати  послать другу послать другу
    самое главное:


    Политика
    Темой-2008 станет коррупция



    Главной темой президентских выборов станет борьба с коррупцией. Политическая кампания может привести к реальным результатам.
    Подробнее
    Другие статьи
    В мире
    Тимошеко выиграет в любом случае



    Требование Тимошенко поста премьера и 50% портфелей подталкивает Ющенко к капитуляции или к союзу с Януковичем. Оба варианта – проигрышны.
    Подробнее
    Другие статьи
    Общество
    Врачей и учителей призовут на три года



    Российскую систему образования ждут перемены: советская система распределения молодых специалистов может возродиться.
    Подробнее
    Другие статьи
    Финансы
    Иностранцы скупят российские банки



    Скупив банковский бизнес в Восточной Европе, иностранные финансисты идут в СНГ. Это приведет к росту капитализации банковского рынка.
    Подробнее
    Другие статьи
    Рынки
    Россию оцифруют за два миллиарда



    Переход России к цифровому ТВ-вещанию, который оценивается в $2 млрд, приведет к увеличению количества телеканалов в 4-5 раз.
    Подробнее
    Другие статьи
    Инвестиции
    Скорого роста не предвидится



    В течение ближайших 1,5–2 месяцев фондовый рынок будет держаться на отметке в 1500–1600 пунктов. Серьезных движений не будет.
    Подробнее
    Другие статьи
    Безопасность
    Народы России заставят дружить



    По ксенофобии ударят ужесточением законодательства. Все митинги, организуемые по национальному признаку, запретят.
    Подробнее
    Другие статьи
    Технологии
    Человечество лишится бананов



    Ешьте бананы, пока они есть – известным сортам угрожают пандемии. Для спасения генофонда бананов потребуются глобальные усилия.
    Подробнее
    Другие статьи
    Rambler's Top100

    ©2003-2006 Информационно-аналитический портал Prognosis.Ru
    Главный редактор Василий Жарков
    Дизайн Николай Макаров
    Техническая поддержка Юрий Баландин
    При перепечатке материалов ссылка на Prognosis.Ru обязательна
    E-mail: info@prognosis.ru